?

Log in

No account? Create an account

Военно-исторический журнал

Previous Entry Share Next Entry
Военная контрразведка в Великой Отечественной войне (часть 4)
militaryhistory
часть 1
часть 2
часть 3


Значительная часть немецких агентов, которых спецслужбы III рейха вербовали из военнопленных и жителей оккупированных районов, добровольно сдавались сразу же после перехода линии фронта органам НКВД и военному командованию. Те же, кто собирался выполнять задание немцев, попадали в руки особистов.
В продолжение темы незаконных репрессий,начавшихся еще в предвоенный период. Отдельные военные контрразведчики продолжали фабриковать уголовные дела. Историк Б.В. Соколов рассказал недавно о "липовых делах" особистов 7-й Отдельной армии Карельского фронта в начале 1943 года.
По материалам следствия, проведенного особым отделом армии, одно из дел представлялось следующим образом:
"Резидент немецкой разведки Никулин, снабженный немецкой разведкой оружием (пистолетом и гранатами), получил от немецкой разведки задание вести обширную шпионскую деятельность в Красной Армии - вербовать шпионов, взрывать мосты, поджигать воинские склады, советские учреждения и т.д. Никулин имел в своем распоряжении агентов связистов, которые переходя линию фронта, передавали немцам шпионские сведения собранные Никулиным. В числе других шпионов Никулин завербовал командира Красной Армии младшего лейтенанта Шведова".
Проверка этого дела секретарем ЦК ВКП(б), начальником Главного политуправления РККА Александром Сергеевичем Щербаковым, произведенная по просьбе командующего 7-й Отдельной армией генерал-лейтенанта Алексея Николаевича Крутикова, показала, что обвинение Никулина и Шведова в шпионаже совершенно необоснованно. По приказу И.В. Сталина от 31 мая 1943 года несколько сотрудников ОКР "Смерш" армии во главе с заместителем начальника отдела подполковником Борисом Керзоном были приговорены к пяти годам лагерей или направлению в штрафные роты.
Общая картина работы военных контрразведчиков за первое полугодие, по имеющимся документам, выглядит следующим образом. С начала войны по декабрь 1941 года особыми отделами было арестовано 35 738 человек, в том числе шпионов - 2343, диверсантов - 669, изменников - 4647, трусов и паникеров - 3325, дезертиров - 13 887, распространителей провокационных слухов - 4295, самострельщиков - 2358, за бандитизм и мародерство - 4214. Расстреляно по приговорам трибуналов - 14 473, из них перед строем - 411. С начала войны по апрель 1942 года только в полосе Ленинградского (Северного) фронта было задержано 89 270 человек. Диверсантов и шпионов среди них выявлено - 269, парашютистов - 16, вражеских летчиков - 22, бандитов - 116, военнослужащих, неорганизованно отходивших с фронта или не имеющих документов - 53 137, расхитителей грузов - 3388.
Структура военной контрразведки неоднократно менялась. Приказом НКВД № 00345 от 18 февраля 1942 года в связи с переходом железнодорожных войск в подчинение НКПС особые отделы в этих войсках были переданы из УОО в Транспортное управление НКВД.
Наконец в апреле 1943 года, после победы под Сталинградом, Сталин, возможно, опасаясь слишком большого сосредоточения власти в руках Берии, повторил реорганизацию спецслужб, уже проведенную им в феврале 1941 года.
Военная контрразведка секретным постановлением Совнаркома от 19 апреля 1943 года передавалась в наркоматы обороны и Военно-морского флота, при которых учреждались управления контрразведки "Смерш".
Начальником Главного управления контрразведки "Смерш" НКО назначался комиссар ГБ 2-го ранга В.С. Абакумов, начальником Управления контрразведки "Смерш" НК ВМФ - комиссар ГБ П.А. Гладков. В НКВД 15 мая 1943 года также был организован Отдел контрразведки "Смерш".
Постановление СНК определяло следующие задачи "Смерша", относящиеся к Красной Армии: борьба со шпионажем, диверсиями, террором и другими видами подрывной деятельности иностранных разведок, с антисоветскими элементами, дезертирствами и членовредительством, проверка бывших в плену и окружении.
Постановлением ГКО 21 апреля 1943 года было утверждено Положение о ГУКР "Смерш" НКО СССР, согласно которому начальник ГУКР становился по должности заместителем наркома обороны, т.е. Сталина. В.С. Абакумов был освобожден в числе прочих от этой должности 25 мая 1943 года, но оставаясь начальником ГУКР "Смерш", подчинялся непосредственно Сталину. 31 мая 1943 года постановлением ГКО было утверждено аналогичное "Положение о УКР "Смерш" НКВМФ".
Заместителями Абакумова в ГУКР "Смерш" тем же постановлением СНК были назначены комиссары госбезопасности 3-го ранга (с мая того же года - генерал-лейтенанты) Николай Николаевич Селивановский (по разведывательной работе) и Исай Яковлевич Бабич, возглавлявшие ранее особые отделы соответственно Южного и Северо-Западного фронтов, и бывший начальник ЭКУ НКВД СССР комиссар госбезопасности 3-го ранга Павел Яковлевич Мешик, 26 мая заместителем начальника главка был назначен полковник Иван Иванович Москаленко, генерал-майоры Константин Павлович Прохоренко (умер в октябре 1944г.) и Александр Петрович Мисюрев.


  • 1-й отдел - агентурно-опреативная работа в центральном аппарате Наркомата обороны (начальник - полковник госбезопасности, затем генерал-майор Иван Иванович Горгонов);

  • 2-й отдел - работа среди военнопленных проверка военнослужащих Красной Армии, бывших в плену (начальник - подполковник госбезопасности Сергей Николаевич Карташев);

  • 3-й отдел - борьба с немецкой агентурой, забрасываемой в тыл Красной Армии (начальник - полковник госбезопасности Георгий Валентинович Утехин);

  • 4-й отдел - работа на стороне противника для выявления агентов, забрасываемых в части Красной Армии (начальник - полковник госбезопасности Петр Петрович Тимофеев);

  • 5-й отдел - руководство работой органов "Смерш" в военных округах (начальник - полковник госбезопасности Дмитрий Семенович Зеничев);

  • 6-й отдел - следственный (начальник - подполковник госбезопасности Александр Георгиевич Леонов);

  • 7-й отдел - оперативный учет и статистика, проверка военной номенклатуры ЦК ВКП(б), НКО, НКВМФ, шифрработников, допуск к совершенно секретной и секретной работе, проверка сотрудников, командируемых за границу (руководитель, подполковник А.Е. Сидоров, видимо, был назначен позднее, т.к. в приказе от 29 апреля 1943 года данные отсутствуют) ;

  • 8-й отдел - опертехники (начальник - подполковник госбезопасности Михаил Петрович Шариков);

  • 9-й отдел - обыски, аресты, наружное наблюдение (начальник - подполковник госбезопасности Александр Евстафьевич Кочетков);

  • 10-й отдел - (отдел "С") работа по особым заданиям (начальник - майор госбезопасности Александр Михайлович Збраилов);

  • 11-й отдел - шифровальный (начальник - полковник госбезопасности Иван Александрович Чертов).



Также имелись политотдел, состоявший из начальника - полковника Никифора Матвеевича Сиденькова и машинистки, аппарат 16 помощников (по числу фронтов) начальника ГУКР (69 человек, по должности - начальников отделений, старших оперуполномоченных и их помощников), административно-финансово-хозяйственный отдел (начальник - подполковник госбезопасности Сергей Андреевич Половнев), отдел кадров (начальник - полковник госбезопасности Иван Иванович Врадий) и секретариат (полковник Иван Александрович Чернов). Численность центрального аппарата ГУКР "Смерш" НКО составляла 646 чел.
Заместителем начальника УКР "Смерш" НК ВМФ были генерал-майоры береговой службы Алексей Павлович Лебедев и Сергей Григорьевич Духович.
Органам "Смерша" в действующей армии была определена штатная численность сотрудников. Управления фронта, насчитывавшего более 5 армий, полагалось 130 сотрудников, не более 4 армий - 112, армейским ОКР - 57, окружным от 102 до 193, причем наиболее многочисленным был ОКР "Смерш" Московского военного округа. Также были приданы войсковые соединения, охранявшие места дислокации органов военной контрразведки и фильтрационных пунктов, конвоировавшие арестованных военнослужащих Красной Армии. Так ОКР "Смерш" бригады, дивизии и корпуса располагал для этих целей взводом, армейский отдел - ротой, управление фронтом - батальоном.